Хронический цервицит ассоциированный с впч

Д.м.н., проф. Т.А. ОБОСКАЛОВА, к.м.н. И.Н. КОНОНОВА, В.А. КУЧЕРОВ, С.В. СТОВБУН,Д.Ю. САФРОНОВ

Кафедра акушерства и гинекологии педиатрического факультета (зав. — проф. Т.А. Обоскалова) Уральской государственной медицинской академии, Екатеринбург;ООО «Био Фарма», Москва;РАН Институт химической физики им. Н.Н. Семенова, Москва

Ключевые слова: хронический цервицит, вирус папилломы человека, рак шейки матки, Панавир.

Вирус папилломы человека (ВПЧ) — один из основных факторов в развитии рака шейки матки (РШМ) [5, 12]. По данным G. Clifford и соавт. [13], число случаев идентификации ВПЧ у женщин с поздними стадиями цервикальной интраэпителиальной неоплазии (ЦИН II и III стадии) составило 85%, при хроническом цервиците ВПЧ выявлялся в 45% случаев, при этом у 19% пациенток имелось персистирующее течение, а у каждой пятой пациентки развивался предраковый процесс [1, 4]. Кофакторами в развитии заболеваний являются нарушения клеточного и гуморального иммунитета, курение, прием оральных контрацептивов [3, 8, 10]. ВПЧ обладают специфичностью (тропностью) к эпителиальным тканям вне зависимости от их локализации [11, 14]. В промежуточном слое многослойного плоского эпителия шейки матки ВПЧ способен персистировать достаточно долго, что дает большое количество рецидивов заболевания, рост числа субклинических форм [2, 4, 9].

По данным многочисленных исследований [1—3, 6, 7, 12, 15, 16], персистирующая папилломавирусная инфекция (ПВИ) приводит к развитию воспалительного процесса во влагалище и шейке матки, поскольку экспрессирующийся высокоонкогенными типами ВПЧ онкобелок Е7, считающийся общепризнанным специфическим опухолевым маркером в тканях шейки матки, вызывает иммуносупрессию на местном уровне при переходе вируса в стадию интегративной инфекции. При этом невозможно предугадать выраженность реакций системы иммунного ответа, поскольку ключевые изменения происходят локально и в различные сроки [8].

В большинстве случаев комплексное лечение хронического цервицита, ассоциированного с ПВИ, заключается в проведении антибактериальной терапии, применении местных антисептических препаратов, а также деструктивных методов лечения [1]. При этом не всегда удается достичь элиминации вируса, рецидивирование процесса возникает в 25—35% случаев [2, 11]. Рост заболеваемости ПВИ и высокая онкогенная роль этой инфекции в формировании РШМ, превалирование субклинической формы над клинической в 2 раза и более, рецидивирование процесса после применения деструктивных методов лечения, вызываемая вирусом иммуносупрессия определяют необходимость разработки новых технологий терапии ВПЧ-ассоциированных хронических цервицитов.

Цель исследования — проведение сравнительного анализа анамнестических и клинических данных у больных с хроническим, ассоциированным с ВПЧ цервицитом и здоровых женщин и оценка эффективности Панавира, противовирусного иммуномодулирущего препарата, в комплексной терапии этих пациенток.

Материал и методы

Для достижения поставленной цели проведено обследование и лечение 60 пациенток с хроническим воспалительным процессом в канале шейки матки, ассоциированным с ВПЧ 16, 18, 31, 33-го типа, составивших 1-ю основную группу. Женщины были отобраны методом случайной выборки по мере обращения в женскую консультацию №3 МУЗ ГКБ №7 Екатеринбурга. Диагноз хронического цервицита ставился на основании результатов клинического, кольпоскопического и морфологического исследований. Для уточнения этиологии хронического цервицита всем женщинам проводилось бактериоскопическое, бактериологическое и молекулярно-генетическое исследование материала из влагалища и цервикального канала шейки матки. Для выявления хламидий, вирусов простого герпеса и цитомегаловирусов у обследованных женщин был применен метод полимеразной цепной реакции (ПЦР). Для обнаружения высокоонкогенных типов ВПЧ (16, 18, 31, 33-й) в цервикальной слизи использовался метод амплификации ДНК ВПЧ с помощью ПЦР с применением оборудования для молекулярногенетического анализа (PCR Amplificator Tercik MC-2).

Обследованные пациентки 1-й (основной) группы были разделены на две подгруппы: в подгруппу 1а были включены 30 женщин, получавших Панавир, противовирусный препарат, системно и местно. Применялся 0,004% раствор Панавира для инфузий по 5 мл внутривенно: 2 инъекции через 48 ч и 3 — через 72 ч, на курс — 5 инъекций. Одновременно применялся Панавир в форме вагинального спрея (Панавир Интим) для местного лечения: курс — 10 дней ежедневно интравагинально. Системная антибактериальная терапия препаратами группы макролидов проводилась в случаях выявления Ch. trachomatis, M. genitalium, других микоплазм и уреаплазм в диагностически значимых титрах. Подгруппу 1б составили 30 пациенток, получавших аналогичную системную антибактериальную терапию и антисептик для местного применения повидон-йод по 1 суппозиторию (200 мг) 2 раза в день 7 дней.

При неэффективности проведенного лечения у пациенток обеих подгрупп были использованы деструктивные методы терапии. Для деструктивного лечения был избран апробированный нами ранее метод аргоноплазменной аблации (АПА) шейки матки. Процедура АПА выполнялась с помощью аппарата ФОТЕК ЕА140 с мощностью 60—80 Вт в режиме «спрей» без соприкосновения электрода с тканями в условиях малой операционной в территориальной женской консультации врачом специализированного приема по патологии шейки матки. Продолжительность процедуры составила 11,2±0,5 с. Повторные бактериологическое и бактериоскопическое исследования проводились спустя 14—20 дней после лечения. Расширенная кольпоскопия была проведена через 30 дней. Контрольное исследование ПЦР ДНК ВПЧ — через 30 дней и 6 мес. Критериями эффективности терапии являлись исчезновение субъективных проявлений клинических симптомов заболевания и нормализация лабораторных показателей.

2-ю (контрольную) группу составили 30 пациенток, обратившихся в женскую консультацию для профилактического обследования.

Результаты и обсуждение

Обследованные женщины основной и контрольной групп были идентичны по возрасту. Средний возраст всех обследованных женщин составил 29,8±0,9 года. Пациентки основной группы предъявляли жалобы различного характера на патологические выделения из половых путей — 22 (36,6%) женщины, зуд — 20 (33,3%), жжение — 15 (25,0%), контактные кровотечения — 8 (13,3%), чувство дискомфорта в области наружных половых органов — 15 (25,0%), дизурические явления — 5 (8,3%), периодические боли внизу живота — 4 (6,6%), 14 (23,3%) женщин не предъявляли никаких жалоб. Пациентки контрольной группы активно жалоб не предъявляли, но у 4 (6,6%) при опросе установлено наличие дискомфорта в области вульвы.

У обследованных пациенток уточнен соматический и акушерско-гинекологический анамнез. При изучении вредных привычек выявлено, что выкуривание больше 5 сигарет в день отмечали 23 (38,3%) пациентки основной и 3 (10,0%) женщины контрольной группы (р

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: вирус папилломы человека, цервицит, инфекции, передаваемые половым путем, цервикальная интраэпителиальная неоплазия, р16ink4-альфа, Индинол, противовирусные препараты, 2-альфа-интерферон, Панавир, биомаркеры

В России воспалительные заболевания половых органов часто выявляют у женщин репродуктивного возраста [1], причем экзо- и эндоцервициты составляют 41,9% [2]. Хроническая форма цервицита встречается у каждой второй гинекологической больной и характеризуется бессимптомным течением, невозможностью выделения инфекционного агента и трудностью медикаментозного лечения.

Хронический экзо- и эндоцервицит, вызванный ВПЧ, приобретает особое значение из-за высокого риска развития неопластических процессов и рака шейки матки [3]. ВПЧ считается самой распространенной из всех инфекций, передаваемых половым путем (ИППП), – 82% среди сексуально активного населения [4, 5]. Ежегодно во всех странах регистрируется более 500 тысяч новых случаев рака шейки матки и свыше 300 тысяч женщин умирают от этого заболевания [6].

Это интересно:  После удаления кондилом болит живот

При заражении ВПЧ 16-го и 18-го серотипов происходит интеграция вирусного генома с геномом эпителиальной клетки, что приводит к продукции вирусных белков-онкогенов [7]. Воздействуя на клеточный цикл, белок Е7 вызывает неконтролируемую пролиферацию зараженных ВПЧ клеток и суперэкспрессию р16ink4-альфа. Сверхэкспрессия онкопротеина р16ink4-альфа и его накопление в цитоплазме позволяют выявить предраковые состояния и самые ранние формы рака шейки матки, которые установить другим способом невозможно [8]. Таким образом, р16ink4-альфа является надежным биомаркером трансформации.

В настоящее время общепризнано участие метаболитов эстрогенов в развитии неопластических процессов в тканях шейки матки и в повреждении ДНК. Установлено, что при персистенции ВПЧ образуется значительно больше 16-альфа-гидроксиэстрона (16-альфа-ОНЕ1), который является агонистом эстрадиола и связывается с рецепторами эстрогена, чем 2-гидроксиэстрона (2-ОНЕ1), при этом усиливается клеточная пролиферация и происходит экспрессия гена Е7, ответственного за опухолевую трансформацию клеток. Второй метаболит (2-ОНЕ1) не оказывает пролиферативного действия и даже способствует гибели трансформированных клеток. В результате формируется порочный круг, когда метаболит 16-альфа-ОНЕ1 создает благоприятные условия для развития опухоли, стимулируя синтез онкобелка Е7.

Многочисленные экспериментально-клинические исследования доказали, что необходимо поддерживать баланс между этими метаболитами, причем концентрация 2-ОНЕ1 должна превышать концентрацию 16-альфа-ОНЕ1 как минимум в 2 раза. Соотношение 2-ОНЕ1 к 16-альфа-ОНЕ1 – универсальный биомаркер и надежный диагностический критерий для определения риска и прогноза развития эстрогензависимых опухолей.

Чрезвычайно важно определение онкогенного потенциала вируса у женщин с хроническим цервицитом и ВПЧ-инфекцией, поскольку именно это позволяет сделать выбор между консервативной или оперативной тактикой лечения.

Цель исследования – изучить возможности дифференцированного подхода к диагностике и лечению хронического цервицита у женщин с ВПЧ-инфекцией в зависимости от биомаркеров пролиферации и канцерогенеза эпителия шейки матки.

Материалы и методы исследования

Всего в исследовании приняли участие 265 женщин: 245 с хроническим воспалительным процессом шейки матки и 20 – здоровых. Они были распределены на три группы – основную, группу сравнения и контрольную. Основная, состоящая из 167 вируспозитивных пациенток с хроническим цервицитом, по характеру течения инфекционного процесса была разделена на две подгруппы: в первую вошли 77 пациенток с хронической персистирующей ВПЧ-инфекцией, во вторую – 90 пациенток с транзиторной формой ВПЧ. Группа сравнения состояла из 78 женщин с хроническим цервицитом и отрицательным результатом ВПЧ, контрольная – из 20 здоровых женщин.

Пациентки прошли комплексное клинико-лабораторное обследование, которое включало осмотр наружных половых органов, влагалища, шейки матки в зеркалах, бимануальное исследование, кольпоскопию. С помощью бактериоскопического и микробиологического методов исследовали отделяемое цервикального канала, а определение ИППП проводили с использованием полимеразной цепной реакции (ПЦР): хламидий, микоплазм, уреаплазм, вируса простого герпеса, цитомегаловируса, высокоонкогенных типов ВПЧ (16-го, 18-го, 31-го, 33-го, 35-го, 39-го, 45-го, 51-го, 52-го, 56-го, 58-го и 59-го) и низкоонкогенных (6-го, 11-го, 42-го, 44-го и 54-го). Применяли также цитологические методы: традиционную и жидкостную цитологию мазков из экто- и эндоцервикса, гистологическое исследование биоптатов экзоцервикса, иммуноцитохимическое исследование экспрессии белка p16ink4-альфа с экзо- и эндоцервикса на основе жидкостной цитологии, количественное определение метаболитов эстрадиола 2-ОНЕ1 и 16-альфа-ОНЕ1, их соотношения в утренней порции мочи методом иммуноферментного анализа (ИФА) с помощью тест-системы Estramet.

Результаты исследования и их обсуждение

При обследовании 245 женщин репродуктивного возраста с верифицированным хроническим цервицитом (средний возраст – 28,9 ± 0,62 года) выявлены клинические особенности заболевания в зависимости от инфицированности экзо- и эндоцервикса ВПЧ. Анализ генотипирования ВПЧ позволил установить качественную составляющую ВПЧ-тестирования шейки матки. Как в первой, так и во второй подгруппе установлено преобладание ВПЧ 16-го типа (28,6 и 22,2% соответственно, р 0,05), то ЦИН I–III степени преобладала у больных первой подгруппы (39%, p

Хронический цервицит ассоциированный с впч

Cтатьи. Работа с контентом

Обзор прошедших мероприятий

Функциональная диагностика: обмен опытом

Оценка ВПЧ-ассоциированного хронического цервицита, как фактора риска развития рака шейки матки

Целью исследования явилась оценка риска раковой трансформации эпителия шейки матки у женщин с ВПЧ-ассоциированным цервицитом для определения путей совершенствования терапии. Изучалась зависимость соотношения метаболитов 2-гидроксиэстрона и 16-α-гидроксиэстрона (2-ОНЕ1/16α-ОНЕ1) от уровня экспрессии онкобелка р16ink4α и характера выявленной инфекции у 771 женщин с хроническим цервицитом. Выявлена корреляция между низкими показателями соотношения метаболитов эстрогена, позитивной реакцией р16ink4α и наличием длительно персистирующей ВПЧ-инфекцией. Полученные факты показали, что выбор терапии ВПЧ-ассоциированного цервицита возможен с помощью оценки белка р16ink4α и степени нарушения метаболитов эстрогена 2-ОНЕ1/16α-ОНЕ1.

Evaluation of HPV-associated chronic cervicitis as a risk factor for cervical cancer

Aim of this study was to evaluate the risk of cancerous transformation of cervical epithelium in women with HPV-associated cervicitis to identify ways of improving therapy. The dependence of the ratio of metabolites 2-hydroxyestrone and 16-α-hydroxyestrone (2ONE1/16ONE1) the level of expression of oncoprotein p16ink4α and nature of infection in 771 women with chronic cervicitis has been studied. The correlation between low levels of estrogen metabolites, a positive reaction of p16ink4α and the presence of long-term persistent HPV infection were observed. The facts showed that the choice of therapy of HPV-associated cervicitis is possible through the assessment of protein p16ink4 and degree of violation of estrogen metabolites 2-ONE1/16α-ONE1.

Воспалительные заболевания органов малого таза занимают лидирующее положение в структуре гинекологических заболеваний и являются наиболее частой причиной нарушения репродуктивного здоровья женщин. Значительную долю среди них составляют воспалительные процессы шейки матки — эндо- и экзоцервициты. Рост распространенности цервицитов связан с увеличением числа случаев атипического течения инфекционного процесса, а также с мало- и бессимптомностью даже в острой стадии. Это нередко обусловливает несвоевременную терапию и переход заболевания в хронический рецидивирующий процесс, который трудно поддается медикаментозному лечению.

Хронический цервицит наряду с воспалительными осложнениями может обусловливать развитие бесплодия, невынашивания беременности, преждевременных родов, внутриутробного инфицирования плода, послеродовых гнойно-септических осложнений, играет важную роль в формировании дисплазии и рака шейки матки. В последние годы обозначились тенденции роста заболеваемости раком шейки матки у женщин в возрастной группе до 29 лет [2].

В генезе хронических цервицитов важную роль играет неспецифическая условнопатогенная флора. Частота цервицитов, обусловленных бактериальным инфицированием, составляет 40-50%, кандидозом –20-25%, у 15-20% наблюдается смешанная инфекция. Цервицит при хламидийной инфекции обнаруживается в 40-49% случаев, при трихомониазе– у 5-25% женщин, гонорее — у 2%. Около 86% женщин с хроническим цервицитом инфицированы папилломавирусной инфекцией [1, 3]. Риск рака шейки матки, связанный с высокоонкогенными типами ВПЧ и отсутствие эффективных этиотропных средств для лечения этой инфекции требуют поиска наиболее оптимального выбора препарата или их комбинаций при проведении терапии. В этом ракурсе очень важно определение онкогенного потенциала вируса, так как именно это определяет необходимость консервативной или оперативной тактики лечения.

Это интересно:  Впч 6 11 16 18

При взаимодействии вируса папилломы человека 16 и 18 серотипов с эпителиальной клеткой происходит слияние их геномов, что приводит к выработке вирусных белков Е6 и Е7. Существует киназа Е2Р, которая обеспечивает прохождение клетки из G 1 в S фазу клеточного цикла. В норме она неактивна, находясь в связанном состоянии с белком супрессором ретинобластомы (Rb). Белок Е7 вируса папилломы человека при своем взаимодействии с продуктом гена ретинобластомы приводит к разобщению комплекса E2F-Rb. Контроль разобщения комплекса E2F-Rb осуществляет белок р16ink4α, не допуская безудержной пролиферации клетки, что приводит к постоянному его синтезу [5, 6]. Известно, что белок р16ink4α появляется в процессе метилирования генов-супрессоров и отражает генетическую нестабильность, что предшествует раковой трансформации. Сверхэкспрессия р16ink4α и его накопление в цитоплазме позволяет выявить предраковые состояния и самые ранние формы рака шейки матки, которые установить другим способом зачастую невозможно [4].

В настоящее время общепризнано участие метаболитов эстрогенов в развитии неопластических процессов в тканях шейки матки и в повреждении ДНК. Установлено, что при персистенции ВПЧ-инфекции образование агрессивного метаболита эстрогена 16α-ОНЕ1 происходит в 200 раз чаще, чем 2-ОНЕ1. В результате образуются прочные ковалентные связи с эстрогеновыми рецепторами и, как следствие, усиливается клеточная пролиферация. Многочисленные экспериментально-клинические исследования доказали необходимость в поддержании баланса между этими метаболитами, при этом концентрация 2-ОНЕ1 должна превышать концентрацию 16α-ОНЕ1 как минимум в 2 раза. Отсюда соотношение 2-ОНЕ1 к 16α-ОНЕ1 является универсальным биомаркером и надежным диагностическим критерием для определения риска и прогноза развития эстрогензависимых опухолей.

Целью исследования явилась оценка риска раковой трансформации эпителия шейки матки у женщин с хроническим цервицитом путем определения белка р16ink4α, степени нарушения метаболитов 2-ОНЕ1 и 16α-ОНЕ1 и определения путей совершенствования лечения ВПЧ-ассоциированного цервицита.

Материалы и методы исследования

Результаты исследования

В результате обследования пациенток обеих групп оказалось, что у 61% из них выявлены инфекции, передаваемые половым путем: у каждой третьей отмечена ассоциация с условно-патогенной микрофлорой, а у каждой второй — сочетание от 2 до 4 инфекционных агентов.

По результатам ПЦР-диагностики инфицированность высокоонкогенными типами ВПЧ женщин основной группы без признаков дисплазии шейки матки составила 67,8%, низкоонкогенными – 49,6%. При наличии CIN частота выделения ВПЧ высокоонкогенных серотипов значительно превалирует над низкоонкогенными и составляет 84,2% и 27,4% соответственно, что подтверждает роль ВПЧ в формировании пролиферативной патологии шейки матки. Смешанная инфекция различными типами ВПЧ была зафиксирована в 46% случаев. У 22% женщин было зафиксировано 2 типа ВПЧ, у 15% — 3 типа, у 9% — 4 и более. Наиболее часто был обнаружен 16 тип — в 26,3% случаях, 58 тип – 10,6%, 18 тип – 8,4%, 31 – в 7,8%, 33 – 6,1%.

Анализ сопутствующей флоры цервикального канала показал, что чаще папилломавирусную инфекцию сопровождали хламидии уреаплазмы, микоплазмы, грибы рода Candida, гарднереллы, грамположительные кокки и грамотрицательные палочки на фоне отсутствия или резкого снижения содержания лактобактерий (табл. 1). Следует отметить, что у пациенток с наличием ВПЧ-инфекции инфицирование цервикального канала такими возбудителями как хламидии, микоплазмы, уреаплазмы, трихомонады, ВПГ значительно чаще, чем при отсутствии ВПЧ.

Микрофлора цервикального канала у женщин с хроническим экзо- и эндоцервицитом с наличием и отсутствием ВПЧ-инфекции

Эффективность Изопринозина в лечении хронического цервицита, ассоциированного с папилломавирусной инфекцией

В.Ф. Долгушина, А.Н. Ахматова, М.А. Беренда
Кафедра акушерства и гинекологии № 2 Челябинской Государственной медицинской академии, Челябинск

Представлены результаты исследования, в котором учавствовали 45 женщин с хроническим цервицитом, ассоциированным с папилломавирусной инфекцией (ПВИ), в сочетании с эктопией шейки матки (ЭШМ), целью которого было обоснование включения в комплексную терапию подобных больных иммунокорригирующего препарата Изопринозин (инозин пранобекс). Использование Изопринозина в комплексном лечении хронического цервицита, ассоциированного с ПВИ, повышает эффективность проводимой терапии, способствует выраженному противовоспалительному эффекту и приводит к полной элиминации вирусом папилломы человека в 82 % случаев.

Ключевые слова: хронический цервицит, папилломавирусная инфекция, иммунокорригирующая терапия, инозин пранобекс (Изопринозин)

В последние годы привлекают внимание специалистов воспалительные процессы гениталий, ассоциированные с вирусной инфекцией, прежде всего с вирусом папилломы человека (ВПЧ), в связи с широким распространением этой инфекции и опасностью развития злокачественных заболеваний репродуктивной системы, в первую очередь рака шейки матки.

Лечение папилломавирусной инфекции (ПВИ) остается трудной задачей, т. к. из-за отсутствия этиотропной терапии достичь полной эрадикации ВПЧ удается не всегда. Эффективность различных методов лечения варьируется от 50 до 94 % [1, 3, 6, 13]. Кроме того, одним из ключевых вопросов проблемы ПВИ является персистенция вируса. До конца механизмы персистенции микроорганизмов не раскрыты, однако большинство исследователей полагают, что как в развитии рецидивов, так и в персистенции вирусов играет роль нарушение иммунологической реактивности. В связи с этим проводят комплексное лечение, сочетающее деструктивные методы с коррекцией нарушений в иммунной системе [2, 3, 7-10, 12, 14-16]. Считают, что предпочтительнее использовать лекарственные средства, наряду с иммунотропным действием обладающие и противовирусным эффектом.

Лечение папилломавирусной инфекции остается трудной задачей, т. к. на современном этапе из-за отсутствия этиотропной терапии достичь полной эрадикации ВПЧ удается не всегда.

К таким препаратам относится Изопринозин (инозин пранобекс), фармакологическое действие которого определяется присутствием инозина. Препарат стимулирует биохимические процессы в макрофагах, увеличивает продукцию интерлейкинов, повышает синтез антител, усиливает пролиферацию Т-лимфоцитов, Т-хелперов, естественных клеток-киллеров. Стимулирует хемотаксическую и фагоцитарную активность моноцитов, макрофагов и полиморфноядерных клеток. Подавляет репликацию ДНК и РНК вирусов посредством связывания с рибосомой клетки и изменения ее стереохимического строения и оказывает противовирусное действие.

Целью исследования явилось обоснование включения в комплексную терапию больных хроническим цервицитом, ассоциированным с ПВИ, в сочетании с эктопией шейки матки (ЭШМ) иммунокорригирующего препарата Изопринозин.

Материал и методы

Было проведено обследование и лечение 45 женщин с хроническим цервицитом, ассоциированным с ПВИ, в сочетании с ЭШМ. Женщины были отобраны методом случайной выборки по мере обращения в женскую консультацию МУЗ ГКБ № 8 Челябинска. Диагноз хронического цервицита устанавливали на основании клинического, кольпоскопического и морфологического исследований. Для идентификации ВПЧ всем женщинам проведено ВПЧ-тестирование с применением метода полимеразной цепной реакции в реальном времени, а также дополнительное обследование для определения вирусной нагрузки.

Это интересно:  Гроприносин от кондилом

Все женщины с воспалительным процессом в области шейки матки, ассоциированным с ПВИ, в сочетании с ЭШМ были разделены на две группы по принципу динамической рандомизации. Первую группу составили 23 пациентки, которые получали только базисную терапию (антибактериальные средства с учетом выделенных возбудителей заболеваний, восстановление биоценоза нижнего отдела гениталий и криодеструкцию шейки матки). Во 2-ю группу вошли 22 женщины, помимо базисной терапии получавшие Изопринозин, который назначали внутрь в дозе 50 мг/кг в сутки в 3-4 приема. Курс лечения составил 10 дней. Обе группы больных были сопоставимыми по возрасту, экстрагенитальной патологии, акушерско-гинекологическому анамнезу, характеру воспалительного процесса.

Контрольную группу составили 20 женщин, у которых при клиническом, кольпоскопическом, морфологическом и молекулярно-биологическом исследованиях изменений в шейке матки выявлено не было.

Для характеристики локальных механизмов противоинфекционной защиты половой системы исследовали цервикальный секрет: определяли общее число лейкоцитов и процент жизнеспособных клеток; исследовали лизосомальную, НСТ (нитросиний тетразолий) и фагоцитарную активность нейтрофилов.

Основными критериями эффективности проводимой комплексной терапии были сроки эпителизации шейки матки и элиминация ВПЧ. С этой целью всем женщинам было проведено контрольное кольпоскопическое исследование через 4, 8 и 12 недель после криовоздействия и тестирование на наличие ДНК ВПЧ через 3 месяца после проведенного лечения. При контрольном ВПЧ-тестировании различали полную и неполную (частичную) эрадикацию ВПЧ. При полной элиминации ДНК ВПЧ после лечения не определялась. При частичной эрадикации сохранялись отдельные типы ВПЧ, выявляемые через 3 месяца при контрольном ВПЧ-тестировании, т. е. полной элиминации вируса не происходило.

Таблица 1.

Иммунологические показатели цервикального секрета до лечения (М ± m)

Диагноз — ВПЧ, хронический цервицит

В 2002 г., во время первой беременности, при прохождении кольпоскопии врачом кабинета патологии ШМ на шейке матки были обнаружены две остроконечные кондиломы (во всяком случае, она их назвала именно так). Была направлена на консультацию с диагнозом «ВПЧ» к гинекологу-иммунологу, которая диагноз после кольпоскопии подтвердила и направила на анализ ПЦР на ВПЧ 16 и 18 типа –результат «отрицательно». Во время беременности было решено наблюдать, повторить кольпоскопию после родов.
Через год после родов прошла повторную кольпоскопию – кондиломы на месте. Была направлена на удаление кондилом радиохирургическим ножом. Здесь, к сожалению, совершила серьёзную ошибку: процедуру делала в частном мед. центре (в ЖК предлагали тогда только консервативное лечение), и, когда после неё предложили направить материал на биопсию и установление типа вируса – черт меня дернул — отказалась из-за серьезных материальных трудностей на тот момент, так что по сей день не знаю, какой конкретно тип ВПЧ был.
После удаления радионожом прохожу кольпоскопию (наряду с обычным визитом к гинекологу) ежегодно – вот уже 6 лет подряд. Заключение кольпоскопии всегда одинаково (привожу последний протокол кольпоскопии – май 2009 г., но эти протоколы практически слово в слово повторяют друг друга из года в год, хоть делались и у разных врачей):
1. Простая кольпоскопия.
ШМ – цилиндрическая, гипертрофированная.
Цвет – розовый. Поверхность – гладкая. Вокруг наружного зева – отсутствие гиперемии. Зев округлый. Выделения – молочные слизистые.
2. Расширенная кольпоскопия.
После обработки 3% р-ром уксусной к-ты обнаружено:
ШМ покрыта – многослойным плоским эпителием. Реакция МПЭ после обработки 3% р-ром уксусной к-ты – побледнение. Граница эпителия – визуализируется в цервикальном канале, где видна железистая ткань с децидуальными изменениями. Железы – единичные, закрытые. Сосуды – без особенностей.
После обработки 3%-ым р-ром Люголя обнаружена одна йод-негативная зона и несколько очень мелких йод-негативных участков в 4 сегменте на границе перехода в свод.
Диагноз: ВПЧ в анамнезе. Хронический цервицит. Рекомендовано повторное ПЦР на ВПЧ высокой степени риска + АК в динамике. Обследование на ЗППП.».

Последние анализы: за два дня перед кольпоскопией (май 2009):1. Мазок на флору: С – лейкоциты до 30 в п.з., клетки плоского эпителия со вторичными признаками ВПЧ-инфекции, флора скудная. V – лейкоциты 3-4 в п.з., клетки плоского эпителия, флора палочки умеренно. U – лейкоциты 3-4 в п.з., клетки железистого эпителия, флора скудная, GN, TR. VAG – не обнаружено.
2. Мазок на АК – клетки плоского эпителия без признаков атипии, флора палочки.

Сразу после кольпоскопии (также май 2009) сдала выявление возбудителей методом ПЦР:
1. HPV – 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 52, 56, 58, 59, 66 – не обнаружено.
2. Chlamidia trachomatis, Ureaplasma species, Mycoplasma hominis, Mecoplasma genitalium, Trichomonas vaginalis, Neisseria gonorrhoeae, Gardnerella vaginalis, Treponema pallidum, HSV ½ типа – не обнаружено.
3. HPV – 6/11 — не обнаружено.

Мои вопросы:
1. Можно ли на основании двукратно сданных анализов ПЦР считать, что у меня таки нет ВПЧ высокой степени риска (один раз — только на 16 и 18, второй – на полный спектр)? Или этих типов вируса нет только на данный момент и анализ следует повторять с какой-то периодичностью (я не рассматриваю ситуацию, что приобрету за это время что-то новое )?
2. Имеет ли смысл устанавливать конкретный тип возбудителя (полагаясь на заключение по мазку на флору про «вторичные признаки ВПЧ-инфекции»)?
3. Основной вопрос: что делать с хроническим цервицитом – может ли он иметь причину в каком-то неонкогенном типе ВПЧ? Если нет – то где дальше искать его причину (данным об отсутствии ЗППП склонна доверять: последние 10 лет регулярно, пользуясь благами полиса ДМС, сдаем с мужем анализы на них – ни разу ничего не было). Меня очень беспокоят столь высокие лейкоциты в церквикальном канале (они там всегда такие на протяжении последних шести лет, не только в свежих анализах)– нужно ли это как-то лечить и чреваты ли они чем-то нелеченые?
4. Следует ли что-то предпринимать с йод-негативным участком (помимо наблюдения) – прижигать, удалять?
5. Является ли диагноз «хронический цервицит» противопоказанием к постановке спирали – традиционной или гормоносодержащей?
6. Достаточно ли ежегодного прохождения осмотра гинеколога + мазка на флору + на АК + кольпоскопии или следует всё это делать чаще (врач кабинета патологии ШМ в ЖК настаивает на интервале в полгода при наличии ВПЧ в анамнезе)?

Статья написана по материалам сайтов: panavir.ru, umedp.ru, pmarchive.ru, medi.ru, forums.rusmedserv.com.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector